Как молиться в опасности

Как молиться в опасности

Как молиться в опасности, когда события развиваются стремительно и трудно сосредоточиться? Редакция Российской газеты решила выяснить это, изучив труды святых отцов.

1. Молитва — не медитация и не психологическая практика, а усилие человеческой воли, ума и чувств, направляющее человека к диалогу с Богом. Проблема тут в том, что наш Творец всегда рядом с нами, и Его любовь готова принять нас, а вот человек всегда найдет возможность отгородиться от Бога и даже попытаться наглухо забаррикадироваться от своего Создателя — только бы жить своей волей, а не по воле Отца Небесного.

Самое удивительное, что Господь не посягает на свободу своих созданий. Всемогущий, Он не вторгается в человека, не берет его силой или манипуляцией, не соблазняет его чудом. Господь говорит: «Вот, стою у двери и стучу: и кто, услышав голос Мой, отворит дверь, войду к нему, и буду с ним, а он со Мною». То есть Бог стучит в двери сердца каждого, и уже от нас зависит, откроем ли мы дверь для разговора со своим Отцом или даже не услышим стука.

Поэтому непременное условие молитвы — суметь распахнуть двери нашего сердца для Бога. Без такой открытости и доверия Творцу молитва превращается в начетничество или в нелепую попытку договориться с Богом по принципу «Ты — мне, а я — Тебе».

2. История человечества богата опытом стихийных бедствий, войн, эпидемий. Каждая трагедия напоминает, как хрупок наш мир, заставляя отречься от самонадеянной мыслишки, что мы тут вершители судеб, цари природы. Человек, опомнившись, обращается к своему Создателю. За многие тысячелетия наработан опыт такого моления, а среди всех молитв православия скорыми помощницами в такие минуты считаются две, обычно читаемые в опасности. Это «Господи, помилуй!» и «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного».

И пусть никого не смущает кажущаяся краткость и простота этих молитв. «Господи, помилуй!» — не только самая короткая молитва, но и одна из древнейших. В 40-м псалме царя Давида, жившего три тысячи лет назад, звучит та же мольба: «Господи, помилуй меня, исцели душу мою, ибо согрешил я пред Тобою».

Читайте также  Медовый Спас: исторические корни и традиции праздника

В одном слове «помилуй!» вмещается все разнообразие наших просьб к Богу. Ведь чего бы мы ни просили у Него — жизни, здоровья, спасения себя и близких, исцеления от немощей и грехов, — мы, по сути, испрашиваем одно: проявить к нам, таким малым и слабым, Его любовь и милость.

Это «помилуй!», казалось бы, такое общее, неконкретное, содержит и глубочайшее смирение молящегося: мы действительно не детализируем — «дай мне пожить!», «сохрани здоровье!», «верни благополучие!», «избавь от зла!» или «прости, очисти от прегрешений», нет, мы не требуем чуда и не навязываем Господу свои пожелания. Мы вверяем себя Божьей милости, полагаясь на Его, а не свою волю. При этом надеясь, уповая на Божью милость, мы не молчим, скрывшись в раковине своих переживаний, своего Ego, а дерзновенно взываем: «Помилуй!» В этой краткой мольбе сконцентрированы и крик о помощи, и смиренное понимание своей малости и слабости, и доверие к Его благой воле.

3. Молитва — это действие двух сил: наш призыв к Богу и Его ответ нам. Старец Силуан Афонский говорил, что если человек хоть раз в жизни всем естеством скажет: «Господи, помилуй!» — Господь непременно его помилует. Такую молитву, произнесенную от всего сердца, святые сравнивали со стрелой, бьющей прямо в Небо. Знаменитую Иисусову молитву так же, как и короткое «Господи, помилуй!», можно произнести за несколько секунд. Ее и произносят — когда машина летит навстречу гибели или рядом свистят пули. Когда опасность зрима и велика, или ты даже не знаешь, откуда она может прийти. Мало ли случаев, когда жизнь висит на волоске. Когда есть лишь секунды, чтобы взмолиться: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного».

Этой краткой молитве посвящены богословские тома. «Умно-сердечным деланием» Иисусовой молитвы монахи занимались всю жизнь. А нам достаточно знать, что Иисусова молитва — это возможность мгновенной молитвенной сосредоточенности, доступная в любую минуту, при любых обстоятельствах. «Больше, чем любая другая молитва, Иисусова молитва направлена к тому, чтобы поставить нас в Божие присутствие без всякой мысли, кроме сознания того чуда, что мы здесь и Бог с нами, потому что, когда мы молимся Иисусовой молитвой, то нет ничего и никого, кроме Бога и нас» (митрополит Антоний Сурожский).

Читайте также  Отче наш - Молитва Господня

4. Один из самых сложных моментов: как собраться в опасности и заставить себя не «дрожать от страха и не каменеть от бессилия», решается тоже молитвой. Краткая «Господи, помилуй!» при повторении поможет обрести опору. Замечено: если сначала вы произносите молитву в смятении, обуреваемый разноречивыми чувствами — безотчетным ужасом, жалостью к себе и растерянностью, то при повторении молитвы эмоции стихают. В идеале все эти понятные и извинительные чувства надо переплавлять в призыв к Богу, в мольбу к Нему: «Не оставь, помоги, помилуй!» Это не так уж и сложно, но для этого надо осознать, что все в Его руках и что Он есть Любовь.

В минуты испытаний понимание того, что без Бога ты песчинка в смятенном мире, приходит мгновенно. Так люди приходят к вере. Так человек обретает смирение. И тут важно не растеряться, не замкнуться на своей обиде и боли: «За что? Как Ты мог?», а рвануться к Своему Отцу в мольбе: «Помоги! Помилуй!» Конечно, лучше это выходит у тех, кто имеет навык такого обращения к Богу, кто умеет молиться. После того, как дыхание придет в норму, а мысли будут дисциплинированы краткой молитвой «Господи, помилуй!», можно начинать читать «Отче наш», «Богородице Дево, радуйся» и 90-й псалом царя Давида «Живый в помощи Вышняго», который издавна спасал людей в опасностях. «Молиться можно и нужно всегда и везде», — учил святой Серафим Вырицкий, и к этим словам стоит прислушаться.

5. О спасительной силе молитвы написаны тома. Но я хочу привести лишь один пример из жизни двух наших святых, двух Серафимов — Серафима Саровского и Серафима Вырицкого. Первый жил в веке XIX, второй, названный в честь первого, — в XX.

Читайте также  Рождественский сочельник: происхождение и традиции праздника, что можно и нельзя в Сочельник

В 1812 году в далеком Сарове преподобный Серафим Саровский, стоя на камне, вымаливал победу русскому воинству. За этот молитвенный подвиг в 1818 году батюшка Серафим Саровский был награжден наперсным крестом в честь победы над французами в Великой Отечественной войне 1812 года. В 40-х годах века XX такой же духовный подвиг взял на себя другой Серафим — неходячий, больной Серафим Вырицкий. Семидесятипятилетнего монаха приносили к камню, на котором он стоял и молился. Перед ним на яблоне была закреплена иконка святого Серафима Саровского, и батюшка молился. Вставая больными коленями на камень, простирая руки к небу. Молился Серафим Вырицкий и в холод, и в дождь, столько, сколько хватало сил, по нескольку часов кряду.

А дальше загадочный факт. Вырицу фашисты бомбили. Как и все вокруг Ленинграда, бомбили нещадно. И по логике вещей, поселок должен был повторить судьбу Пушкина, Павловска, Петергофа, стоявших в руинах. Но Вырица уцелела! Единственная во всей округе — за всю войну там оказался разрушенным всего один дом.

Автор Мария Городова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *